«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России

МГИМО МИД России International Monetary Fund World Bank Банк России
Архив номеров

Интеграция на Ближнем и Среднем Востоке

Федорченко А.В., д.э.н., профессор, МГИМО МИД России

Арабский мир в течение длительного времени пытается использовать интеграционный механизм для ускорения экономического роста. Однако эти страны, близкие географически и имеющие общую культуру, пока не смогли создать эффективно действующее интеграционное объединение на общерегиональном уровне. Успехи есть лишь у арабских стран Персидского залива.

Общерегиональным интеграционным объединением на Ближнем Востоке является Лига арабских государств (ЛАГ) — межправительственная организация, созданная в 1945 г. Кроме 18 арабских государств в нее входят Сомали, Джибути, Коморские острова и Палестинская национальная администрация. Помимо решения политических проблем эта организация занимается и экономическими вопросами, в том числе вопросами интеграции. Еще в 1964 г. участниками ЛАГ было подписано соглашение о создании общего рынка, т.е. минуя сразу две формы интеграции более низкого уровня (зону свободной торговли и таможенный союз), но такое форсирование экономического сближения не дало результатов — соглашение так и не было реализовано. После длительной паузы с 1998 г. начинается создание Панарабской зоны свободной торговли, ПАФТА (Pan-Arab Free Trade Agreement), создание которой до сих пор не завершено. Хотя взаимные таможенные пошлины ликвидированы, но многие страны — участницы ПАФТА продолжают применять нетарифные барьеры в межарабской торговле, большой простор для протекционизма создают подчас трудноуловимые технические меры, сильны политические разногласия. С политической точки зрения разногласия о равномерности распределения выигрыша от интеграции, соображения национальной безопасности, цена возросшей конкуренции — все это тормозило либерализацию межарабских экономических отношений. В экономической области арабские страны не имели достаточно стимулов для интеграции, поскольку их однотипные отраслевые структуры были защищены протекционистскими барьерами. Тем не менее функционирование ЗСТ в рамках ПАФТА содействовало динамике межарабской торговле, доля которой в их товарообороте повысилась с 7,6% в 2002 г. до 16,3% в 2017 г.

Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) — это субрегиональное интеграционное объединение, в состав которого входят шесть аравийских нефтедобывающих стран — Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия. Решение о создании Совета было принято в 1981 г. и изначально было обусловлено политической и экономической слабостью каждой из стран Залива в отдельности, а не высоким уровнем их взаимной экономической интеграции, которая нуждалась в стимулировании. Спустя два года в рамках ССАГПЗ было создана ЗСТ, а в 2003 г. началось создание таможенного союза, которое было завершено в 2009 г., и введен единый 5%-ный тариф на товары, импортируемые из третьих стран. Тем не менее, если судить по импорту, доля взаимной торговли составляет здесь всего 8–9%. По экспорту она намного больше, отчасти за счет реэкспорта, которым страны ССАГПЗ обмениваются друг с другом для экономии транспортных издержек при экспорте нефти и нефтепродуктов. Но если рассматривать долю внутрирегионального аравийского экспорта без учета доходов от вывоза нефти, то этот показатель повысится до 33–36%. Такая «очистка» внешней торговли от нефти позволяет утверждать, что обрабатывающая промышленность и услуги в значительно большей степени, чем в целом по ЛАГ, ориентированы на рынок аравийского таможенного союза, а это, в свою очередь, говорит об успешности данной субрегиональной интеграционной модели. Однако дальнейшее развитие интеграции в этом субрегионе Ближнего Востока тормозится разногласиями между Саудовской Аравией и другими странами Залива, прежде всего ОАЭ. В отличие от ОАЭ Саудовская Аравия отстаивает принцип закрытого регионализма, что предполагает сохранение не только тарифных, но и нетарифных барьеров по периметру таможенного союза и продвижение к интеграционным объединениям более высокого уровня (общий рынок, экономический и валютный союз). Сказываются и политические конфликты, например введение в 2017 г. бойкота Катара со стороны остальных участников ССАГПЗ. Тем не менее формирование субрегионального общего рынка идет динамично — уже сняты ограничения на перемещение капиталов и рабочей силы в границах ССАГПЗ. На повестке дня — формирование валютного союза с общей валютой.

На протяжении большей части рассматриваемого периода Израиль находился в своем регионе почти в полной экономической и политической изоляции. В связи с этим его руководство в течение многих лет добивалось участия страны в интеграционных процессах, происходивших в ее главных торговых партнерах — Западной Европе и Северной Америке, и старалось институционально закрепить это участие. В 1975 году было подписано соглашение о поэтапном установлении между ЕЭС и Израилем зоны свободной торговли по промышленным товарам, а в 1995 г. Израиль стал ассоциированным членом ЕС (соглашение вступило в силу в середине 2000 г.) со всеми вытекающими последствиями: резкое расширение зоны свободной торговли между Европой и Израилем, подключение последнего к центральным научно-техническим программам европейских стран, массовый обмен студентами и сотрудничество университетов. Параллельно с вовлечением Израиля в западноевропейский интеграционный процесс углублялось его экономическое сотрудничество с США, особенно после подписания в 1985 г. соглашения об установлении к 1995 г. зоны свободной торговли между двумя странами. Уже в начале 1990-х гг. основная часть израильского экспорта имела свободный доступ в США. Существенным отличием американо-израильской зоны свободной торговли явилась либерализация торговли широким спектром услуг: транспорт, туризм, связь, финансовые услуги, инжиниринг, консалтинг, реклама (эта важная для Израиля сфера торговли не охвачена соглашениями с ЕС). Одновременно в 1994 г. Израиль и дезинтегрированные и слаборазвитые в экономическом плане палестинские территории искусственно, с применением насильственных мер, были объединены в таможенный союз.

Интеграционные процессы в двух ведущих странах Среднего Востока — Турции и Иране — протекают в ином географическом направлении — в форме объединения с остальными странами этого субрегиона, а также с Центральной и Южной Азией. Кроме того, Турция является официальным кандидатом на вступление в ЕС. После вступления в 1996 г. в таможенный союз с ЕС эта страна еще в большей степени сориентировала свою внешнюю торговлю на эту интеграционную группу, но современный этап турецко-европейских отношений характеризуется неопределенностью в отношении получения Турцией статуса полноправного члена Евросоюза.

В 1964 году была создана организация «Региональное сотрудничество ради развития», объединявшая Турцию, Иран и Пакистан, однако она достигла скромных успехов, и ее правопреемницей стала образованная в 1985 г. Организация экономического сотрудничества (ОЭС). С 1992 года деятельность ОЭС значительно активизировалась в связи с добровольным присоединением семи новых государств. В нее помимо трех указанных стран вошли все государства Центральной Азии, а также Афганистан и Азербайджан. Направления деятельности ОЭС подобны деятельности ЛАГ, но в большей степени ориентирована на стимулирование экономического, а не политического сотрудничества. Главным направлением этого сотрудничества является взаимная торговля. Планируется завершить создание зоны свободной торговли, а затем общего рынка. Однако этому мешают скромные размеры взаимной торговли — на нее приходится лишь около 7% товарооборота стран — участниц ОЭС.