«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России

Интеграция в Латинской Америке

Габарта А.А., к.э.н., МГИМО

Интеграция в Латинской Америке имеет длинную историю. На протяжении всего постколониального латиноамериканская интеллигенция и политические деятели продвигали данную идею. На современном этапе истории (с 1945 г. по настоящее время) интеграционные процессы в странах Латинской Америки принято условно делить на два периода: «закрытый регионализм» и «открытый регионализм» (характеризуется усилением экономического взаимодействия стран Западного полушария с внерегиональными игроками).

Читать

Период «закрытого регионализма», иногда называемого «старым регионализмом», охватывает 1960-1980 гг. Цели интеграции и стратегия ее воплощения в жизнь были подчинены господствующей в тот период в большинстве латиноамериканских стран экономической модели, главными чертами которой были импортозамещающая индустриализация, протекционизм, закрытость экономик. Важнейшей целью интеграции было расширение внутренних рынков за счет рыков других латиноамериканских стран. Но выгоды от участия в интеграционных объединениях стали распределяться неравномерно, в большем выигрыше оставались более крупные и развитые экономики.

 1960-е гг. ознаменовались запуском четырех интеграционных проектов: Центральноамериканского общего рынка (1960 г.), Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (1961 г.), Карибской ассоциации свободной торговли (1968 г.) и Андского пакта (1969 г.). Считается, что самым успешным интеграционным объединением стал Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР), в который вошли Гватемала, Гондурас, Никарагуа, Сальвадор и Коста-Рика. В самом начале своего функционирования более 95% пошлин во взаимной торговле стран-участниц были обнулены, а к 1966 г. почти все ограничения сняли. К 1970 г. объем внутрирегиональной торговли достиг 28%, который на 96% состоял из промышленных товаров. Интеграционное объединение послужило мощным толчком для процессов индустриализации в странах Центральной Америки. Однако из-за экономических и политических разногласий среди стран-участниц организация распалась в 1970 г.

Соглашение об образовании Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (ЛАСТ), которое было подписано 7 государствами Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Мексика, Парагвай, Перу, Уругвай, Чили), а позже к нему присоединились Боливия, Венесуэла, Колумбия и Эквадор. ЛАСТ первоначально задумывался как общий рынок, однако воплотить в жизнь удалось только зону свободной торговли, но и либерализация взаимной торговли стала пробуксовывать. Одной из попыток придать импульс интеграционным процессам стало преобразование Латиноамериканской ассоциации свободной торговли в 1980 г. в Латиноамериканскую ассоциацию интеграции (ЛАИ). Новый договор стал более гибкой структурой, которая стала представлять собой скорее набор двусторонних соглашений о полных или частичных торговых преференциях, чем полноценное интеграционное объединение.

Средние и малые по размеру экономики стран Южной Америки, недовольные результатами интеграции в рамках ЛАСТ и распределением ее выгод, образовали новый интеграционный блок – Андский пакт. В новое объединение вошли все страны тихоокеанского побережья Южной Америки: Боливия, Колумбия, Перу, Чили, Эквадор, а затем к Андскому пакту присоединилась Венесуэла. Однако и здесь, несмотря на то, что в 1970-е гг. величина таможенных пошлин, применяемых во взаимной торговле, сократилась на треть, объем внутренней торговли за 1970-1980 гг. вырос незначительно - с 2% до 4%. За исключением нефтехимической промышленности странам региона не удалось наладить межотраслевое сотрудничество. Общий таможенный тариф на импортные товары из третьих стран так и не был имплементирован.

В целом результаты интеграционных процессов 1960-1980 гг. в странах Латинской Америки были ограниченными. Странам региона не удалось в значительной мере сблизить уровни развития, увеличить взаимную торговлю, а также активизировать перемещение национального капитала.

Второй этап интеграции в странах Латинской Америки начался в начале 1990-х гг. и продолжается по настоящий момент. Приход неолиберальной модели развития на смену импортозамещающей способствовал свертыванию протекционистской политики, ускорению темпов вовлечения стран региона в мировую экономику, либерализации внешнеэкономической деятельности, снятию ограничений во взаимной торговле, притоку иностранного капитала. Кроме того, страны Латинской Америки перестали рассматривать региональную интеграцию как защитный инструмент от конкуренции со стороны развитых стран. Характерной чертой этапа «открытого регионализма является направленность интеграционных процессов не только на латиноамериканский регион, но и также на развитые страны. Начиная с 1990 г., резко увеличилось количество региональных торговых соглашений, заключенных между странами региона и внерегиональными участниками, прежде всего США и ЕС.

Период «открытого регионализма» качественно отличается от периода «закрытого регионализма», который своей основной целью видел проведение индустриализации на основе импортозамещения. «Открытый регионализм» ставит перед собой совсем противоположные задачи. Будет более корректно сказать, что в 1990-2000 гг. интеграция рассматривалась как один из инструментов проведения структурных реформ. В отличие от «старого регионализма», который фокусировал свое внимание на торговле товарами, «новый» поставил себе цель значительно расширить область экономического сотрудничества стран Латинской Америки между собой и с внешним миром (торговлю товарами, услугами; защиту прав интеллектуальной собственности и инвестиций, а также допуск к участию в государственных закупках). В «открытом регионализме» кардинально изменилось отношение к прямым иностранным инвестициям и ТНК - на смену враждебности пришла политика поощрения притока иностранного капитала.

Значимым событием второго этапа интеграции стало образование в 1991 г. Южноамериканского общего рынка (МЕРКОСУР), в состав которого вошли Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай, а с 2012 г. - Венесуэла (временно ее членство приостановлено из-за внутреннего конфликта). Модель интеграции в МЕРКОСУР значительно отличается от моделей интеграции в андском и центральноамериканском регионах своей продвинутостью. Так, хотя основой принятия решений в МЕРКОСУР является взаимодействие между правительствами стран-участниц, наднациональным органам делегированы некоторые, хотя и ограниченные, полномочия. В интересах промышленных кругов Бразилии (в меньшей степени Аргентины) в 2010 г. был введен единый (хотя и достаточно высокий, особенно на импорт промышленных товаров) таможенный тариф, что позволяет классифицировать МЕРКОСУР как таможенный союз. Тем не менее товарный экспорт внутри МЕРКОСУР составляет около 12% совокупного экспорта государств-членов интеграционного объединения, что гораздо ниже так называемого минимального порога интеграционной устойчивости – 25%.

С образованием МЕРКОСУР страны Южного конуса связывали большие надежды. Но ожидания стран-участниц блока, что открытие бразильского рынка придаст динамизм их собственному экономическому развитию, не до конца оправдались. Для самой Бразилии МЕРКОСУР становится скорее политическим проектом, экономические соображения переходят на второй план. Возможности Бразилии выступать в роли «локомотива» экономического развития ограничены. Ввиду большой обеспеченности Бразилии минеральным сырьем, ее потребность в импорте сырьевых ресурсов, за исключением энергоресурсов, постепенно снижается. Ее интерес к латиноамериканским партнерам сдерживается и низкой конкурентоспособностью их продукции, что мешает бразильским ТНК организовывать с ними производственные цепочки. Наконец, возможности Бразилии в качестве источника инвестиций для стран Латинской Америки недостаточно велики.

На современном этапе латиноамериканской интеграции наряду с центростремительными тенденциями сильны и центробежные. Наглядным примером являются страны Андского сообщества, где наблюдается значительный рост экспорта в страны Азии, прежде всего в Китай, при снижении уровня взаимной торговли. В связи с возрастающим значением стран АТР в торговле со странами Латинской Америки в 2012 г. Колумбия, Мексика, Перу и Чили образовали новое интеграционное объединение – Тихоокеанский альянс с целью развития и интенсификации внешнеэкономических связей с восточными и юго-восточными азиатскими рынками.

Таблица 7.1

Доля внутрирегиональной торговли в странах Америки в 2018 г., %

Регион / интеграционное объединение

Показатель

Внутрирегиональная торговля

Латинская Америка

16

ЮСМКА

50

Центральноамериканский общий рынок

27

КАРИКОМ

13

МЕРКОСУР

12

Андское сообщество

7

Тихоокеанский альянс

3

Источник: CEPAL.

Малые успехи латиноамериканской интеграции и во второй ее период во многом связаны с тем, что в целом за 1990-2020 гг. Латинская Америка так и не смогла найти свою экономическую модель. На смену энтузиазму в отношении неолиберальных рецептов пришло разочарование в них, а в результате периоды неолиберализма сменяются периодами «левых поворотов». Похоже, что Латинская Америка все еще находится в поиске своей «эффективной» экономической модели, в связи с этим продолжается поиск «эффективной» модели интеграции в регионе.