«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России    |   
ISSN: 2713-0983

Новые идеи о финансовой трансформации мировой экономики

рецензия на книгу: В.Иноземцев. Экономика без догм: как США создают новый экономический порядок

А.С.Булатов, д.э.н., проф., с.н.с., МГИМО

Рецензия описывает основные моменты новой книги В.Л.Иноземцева, посвященной изменениям в мировой экономике и прежде всего в финансовых системах развитых стран

Ключевые слова: современная денежная теория, США, финансовая система, мировая экономика.

New Ideas Concerning Financial Transformation of the World Economy (book review of Vladislav Inozemtsev ‘Economics Without Dogmas: Like the USA create the new economic order’)

Alexander Bulatov, Dr.Sc. in Economics, MGIMO-University

Abstract. The book review analyses major points of the new book by V. Inozemtsev describing changes in the world economy, particularly in financial systems of developed countries.

Keywords; Modern Monetary Theory, USA, financial system, world economy.

Как и все предыдущие книги В.Л. Иноземцева (Иноземцев, 2000; Иноземцев, 2019), эта книга (Иноземцев, 2021) отличается насыщенностью оригинальными идеями, основанных на солидной авторской аргументации. Главная тема, которой посвящена эта книга – эволюция финансовой системы развитых экономик, прежде всего США.

Для анализа этой эволюции автор прибегает в гл.1 к ретроспективному анализу мирового экономического развития в последние десятилетия XX в. Он подчеркивает, что к концу XX в. Америка имела «гигантские возможности рефинансирования и которая, по сути, не имела ни внешнего долга, ни внешней торговли, так как делала заимствования и покупала товары за собственную валюту» (с.35). Схожая картина складывалась и у самого близкого партнера Америки - объединенной Европы. В сочетании с новой технологической революцией  (на базе накопления человеческого капитала и развития ИКТ) это привело к созданию в развитых экономиках к началу XXI в. предпосылок для их новой экономической системы, имеющей «три мощных инструмента проектирования своего могущества – явный приоритет в технологиях, …две мировые валюты….тотально доминировавшие в международной финансовой системе, и обновленные социально-экономические модели…» (с.50).

В гл.2 проводится анализ развития на Западе этой новой экономической системы уже в XXI в. Разбирая реакцию развитых стран на экономический кризис 2007-2009 гг., автор обращает внимание на то, что после 2008 г. нулевая и отрицательная ставки стали реальностью в развитых странах на весьма продолжительный срок, также как и политика наращивая бюджетного дефицита и количественного смягчения, что, однако, не привело ни к усилению инфляции, ни к стоимости обслуживания государственного долга (из-за нулевой или отрицательной  ставки по  гособлигациям). В результате не только во время кризиса, но и в последующие годы США, ЕС и Японии «осуществили шаги, которые ознаменовали практически полный разрыв с традиционной финансовой политикой» (с.75).  Аналогичная политика была продолжена и в годы коронакризиса. По мнению автора, она противоположна политике тех стран, «где правительства стремятся сохранить резервы и надеются прежде всего на то, что рост возобновится «естественным путем» (с.92).

Разбирая причины этой финансовой революции в гл.3, автор подчеркивает, что «новые потребности экономики, а не социальные или геополитические соображения подталкивают глобальную финансовую систему к изменениям…» (с.101). В современном обществе идут сдвиги в сторону индивидуализации производителя, продукции и потребителя, что снижает значение ценовой конкуренции. Воспроизводственный процесс все больше опирается на торговлю недорогими копиями с дорогого исходного продукта, остающегося в собственности производителя (программное обеспечение, лекарства и т.п.). Происходит снижение потребительской стоимости и цены многих готовых изделий (бытовой техники, автомобилей, солнечных батарей и т.п.). Кроме того, все больше становится бесплатных общественных товаров и услуг (примером может быть Интернет). Идет смещение границы между потреблением и инвестированием - самые важные инвестиции экономических агентов (в собственный человеческий капитал) трактуются как потребление. Наконец, развитый фондовый рынок позволяет акционерным компаниям снизить стоимость привлечения внешних средств, что особенно важно для инновационных стартапов.

На этой основе автор делает вывод, что «деньги, которые на протяжении индустриальной эпохи являлись мерой стоимости, а также средством обмена и накопления, перестают ими быть, на наших глазах превращаясь прежде всего в инструмент стимулирования хозяйственной активности, вознаграждения инициативности и креативности и важнейший рычаг государственного регулирования экономики, спасающий ее от финансовых кризисов индустриальной эпохи» (с.131-132).

Такой радикальный вывод заставляет автора в гл.4 разобрать устойчивость этой «новой экономики». Он на примере современной американской экономики указывает на то, что за пределами США находятся лишь 22% долларовой суммы по отношению к капитализации американского фондового рынка (с.142); что  большой госдолг этой страны ( в том числе внешний) может быть погашен долларовой эмиссией (с.143); что суммарные обязательства американских компаний по отношению к их капитализации за прошедшие полвека сократились с 42% до 31% и что идет относительное сокращение долга американских домохозяйств(с.146-147). Широкая денежная эмиссия позволяет США спокойно импортировать больше, чем экспортировать и при этом за счет недорогих иностранных товаров сдерживать инфляцию внутри страны (с.150). Более того, доллар в этом веке укрепился по отношению к другим мировым валютам более чем на 20% и поэтому ни о каком его крахе речь не идет (с.151). Интересна и мысль автора, что американский фондовый рынок превратился в своего рода предохранительной клапан американской экономики – в отличие от прежних десятилетий сильное падение фондовых рынков не сопровождается сильным падением ВВП (с.152).

Последняя глава описывает тот новый мировой порядок, который видится автору вследствие изменения финансовых систем развитых стран. Вот одна из черт нового мирового порядка – «война и экономика поменялись местами: если раньше сила была основным и самодостаточным инструментом противоборства, а хозяйственная состоятельность страны лишь подпитывала ее, то в новых условиях экономические и финансовые инструменты стали главными и неоспоримыми орудиями конфликта, в то время как военная сила перешла в разряд полезных, но всего лишь дополняющих данные факторы моментов» (с.166). Другая важная черта (она исследуется автором и в его предыдущих книгах) – это изменение характера периферийного развития, при котором периферийные страны уже не могут догнать развитые (с.177). Более того, автор не видит перспектив для периферийных стран ускорить свой рост, т.к. происходит рост энергодобычи в США и переход Европы на возобновляемые источники энергии (с.187). А в результате, «используя свои финансовые возможности и свое политическое влияние для «привязывания» своих соседей, западные державы будут гораздо более независимы от периферийных стран, которых в относительно недалеком будущем могут ждать очень тяжелые времена» (с.187).

Высоко оценивая новую работу В.Иноземцева, нельзя отказаться от некоторых замечаний. Наверное, в книге было бы целесообразно подчеркнуть, что новая финансовая система Запада формируется под заметным влиянием «современной денежной теории (Modern Monetary Theory)» с ее идеями о том, что деньги являются государственной (общественной) монополией и должны без ограничений эмитироваться под имеющиеся производственные мощности и трудовые ресурсы, что расходы государства не обязательно должны сопровождаться его адекватными доходами, т.е. возможно снижение налогов, а возникающий дефицит бюджета может быть погашен эмиссией. С точки зрения этой теории, эмиссия не приводит к инфляции, если она ведет к росту совокупного предложения.

Положительное отношение автора к активной денежной эмиссии в форме количественного смягчения опирается на данные о низкой инфляции в развитых странах за прошедшие полтора десятилетии. Однако необходимо заметить, что после выхода книги инфляция в США и ЕС резко нарастала, достигнув 8% годовых в первые месяцы 2022 г. Одним из объяснений ее всплеска является то, что это результат проходивших в предшествующие годы количественного смягчения. Впрочем, «современная денежная теория» допускает всплеск инфляции, если существенная часть полученных от эмиссии средств используется не на сбережения, а не на текущее потребление домохозяйствами и компаниями, что приводит к превышению совокупного спроса над совокупным предложением. Обратим также внимание на то, что для борьбы с всплеском инфляции США отказались от нулевой процентной ставки и начали ее повышать.

В книге также недостаточно проанализирован вопрос о том, как новая (финансовая) система усиливает имущественное неравенство, которое становится все более острой проблемой в развитых экономиках. Автор описывает это неравенство, но констатирует, что в «новой экономике» неравенство справедливо – «ведь оно обусловлено не столько положением человека в производственной или сословной иерархии (хотя некоторые борцы за права угнетенных пытаются изобразить дело именно так), сколько его собственными талантами и способностями» (с.134). Это правильно, но это лишь одна из причин современного неравенства, многие из которых глубоко описаны в книге (Пикетти, 2015).

Литература

  • Иноземцев В.Л. (2021). Экономика без догм. Как США создают новый экономический порядок. М.: Альпина Паблишер.
  • Иноземцев В.Л. (2000). Пределы «догоняющего» развития. М.: Экономика.
  • Иноземцев В.Л. (2019). Несовременная страна: Россия в мире XXI века. М.: Альпина Паблишер.
  • Пикетти Т. Капитал ы XXI веке. М.: Ад Маргинем Пресс, 2015.